sing

Электронная почта

e-mail:Contact Page


Поступление №7 на 12 марта 2016 г.


Это поступление довольно рутинное. Прибавляются советские номера отсутствовавших основ серий и типов. Все своим чередом. Приходы расширили представленность типов Горьковской обл (первая "Г"). Пришел отсутствовавший мотономер 1977 г и два белых прицепа новых серий. Черный прицеп, отсутствовавший как тип, пришел в прошлый раз. Теперь осталось найти 4 типа Горьковской обл. Также белым мотономером расширилась представленность Молдавской ССР. Но число типов еще не перевалило даже за экватор - искать еще 10 типов номеров! Белый мото пришел и в собрание г. Минска, снизив поиски до шести типов. А вот Ленобласть может похвастаться - с получением черного номера "лом" закрылись все черные типы, и всего три типа осталось найти. Впрочем, какие типы - спецсерию ЛОВ, единую с Санкт-Петербургом, и номера 1946 г. на мото и авто. Кстати, сама Северная Столица тоже разжилась номерком серии "лея". Переднего  черного такой основы пока нет. Осталось два типа, если не считать пресловутого ЛОВ - и тоже желтых мото и автомобильного. Впрочем, по последнему есть варианты закрыть пробел. Такая же благостная ситуация и в Москве - собраны все типы, поступивший прицеп МВ расширил представленность серий, а вот на номере серии "МКИ" следует остановиться.

Все московские номера - подарок Евгения Магакова, одного из наиболее известных и авторитетных автомобильных реставраторов России. На Олдтаймер-Галерее Ильи Сорокина, которая завершилась 8 марта, мы с Женей встретились, и он попросил меня подойти на стенд. "Может тебя заинтересует комплект московских грузовых госов?", - спросил он. Я отнесся к этому скептически, что меня может заинтересовать по Москве 1977 года? Разве что отсутствующие желтые прицеп для нерезидентов серии "МО" и такой же желтый мотоцикл "МКА". А тут какие-то госы. "Да, Жень, спасибо, зайду позже", - ответил я и забыл про это дело. На следующий день Евгений снова напомнил о себе, ну я и решил не отказываться от довольно настойчивых просьб. Однако, когда я пришел на стенд и взглянул на номера, я слегка прифигел. Посмотрите, ничего не замечаете? Смотрите внимательней, а пока расскажу, о чем я думал, глядя на эти знаки.

В 1989 г. я познакомился с Игорем Владимировичем. Мой друг нуждался в автомобиле для перевозки литературы, а его знакомые отрядили на это дело несколько десятков тысяч рублей. Уже не помню как, но мы вышли на продавцов Нысы-522, которую благополучно и приобрели, немного заработав. Директором кооператива, который продавал "Нысу", был Игорь Владимирович. Я как раз поступил в МАДИ, и через пять лет вышел бы оттуда готовым начальником автоколонны или небольшого гаража, мастером автосервиса или, если бы повезло, попал бы на работу в "Автоэкспорт". А что, язык я знал, и если бы набор в группу "Автоэкспорта" через несколько лет осуществлялся бы, я вполне мог бы стать одним из потенциальных соискателей вакантного места. Мы, молодые первокурсники, наблюдали, как на кафедре английского эти более старшие счастливцы проходят углубленную подготовку по иностранным языкам. А пока, через несколько месяцев после покупки микроавтобуса, Игорь Владимирович предложил мне пойти к нему на работу, посулив мне, сопливому пацану, 480 рублей зарплаты (больше, чем зарабатывали мама и старший брат, который тогда учился в аспирантуре). Так я и стал начальником гаража во вновь созданной хозрасчетной организации.

Организация была интересна тем, что большинство руководителей ранее имело отношение к МВД или КГБ. Даже те, кого набирали на должности водителей, как правило, оказывались бывшими таксистами или сотрудниками ГАИ, знакомыми руководителей. Эти люди, как ни странно, слушались меня и помогали, хотя понятно, что уровень моей компетенции был просто нулевым. Правда, у меня хорошо получалось находить и покупать в гараж по остаточной стоимости грузовики, и даже за 700 руб удалось купить Москвич-412. Большинство машин приходилось ремонтировать по месту приобретения. Покупку и последующее приведение не всегда комплектного автомобиля "в чувство" я и курировал. Никто не верил, что за стремительно дешевеющие рубли можно было приобретать технику по государственным ценам. На рынке какой-нибудь грузовик типа ГАЗ-53 можно было продать за 10 - 15 тысяч рублей, и это после покупки его по остаточной стоимости за полторы - две тысячи и приведения в божеский вид примерно за месяц. Но парадокс состоял в том, что госорганизации тогда еще не могли продавать машины частным лицам, да и в продаже кооперативам по остаточной стоимости отказывали. А наша контора имела статус госорганизации, но при этом хозрасчетной. Она могла и покупать машины, и свободно продавать их. Впрочем, мы не занимались перепродажей, а лишь набирали автомобили в автопарк. Если бы мои друзья не стали бы смеяться надо мной, называя вруном, когда я говорил, что за какие-то уже довольно смешные деньги можно купить грузовик, на которые тогда был высокий спрос, глядишь, превратился бы я в торговца автомобилями. Но я был поднят на смех. Мне сказали, что такого не бывает, хотя я мог привезти документы о покупке примерно 15 - 20 грузовиков на нашу контору для дальнейшей перевозки грузов между Москвой и Неболчами в Новгородской обл., где строился завод. Там я, правда, никогда не был.

В то самое время на грузовые автомобили и выдавались номера серии "МКИ", затем "МКК", "МКЛ". Новые грузовики с этими номерами я видел ежедневно, ведь задвигая на учебу (а учился я на дневном) я проводил дни на автокомбинатах, следя за ремонтом купленных автомобилей и пребывая в поисках новых. Но я не замечал того, что заметил лишь на прошлой неделе. Думаю, внимательные читатель догадался сравнить шрифт цифр на переднем и заднем номере и отметить, что они разные. Да, только сейчас, имея в руке оба номера, я увидел, что на заднем номере шрифт второго типа, а на переднем цифры еще первого типа. И Женя, который сразу отметил этот факт, недаром зазывал меня посмотреть на номера. Может быть, лишь часть серии имеет такой нюанс, а номера "МКК" уже полностью изготовлены вторым шрифтом. Короче, я с благодарностью принял номера. И мне есть теперь что вспомнить, и о чем рассказать Вам сегодня. Ну а работу мне пришлось через год оставить - пошли трояки, да и парк, по сути, был набран. В моих услугах, по сути, уже не было необходимости.

В заключение я отмечу качество упаковки номеров Ленинграда и области. пришедших ко мне от коллеги по увлечению. Такой упаковке можно посвятить отдельный рассказ. Кусочек дерева под размер, небольшой. толщиной сантиметров 5, надежно предохранял номера от желания согнуть. От попаданию в весеннюю лужу номера были защищены закруткой в стретч-пленку. Упаковка почти герметичная, но и этого мало. Чтобы сотрудники почты не имели неприятных тактильных ощущений, весь этот бутерброд был завернут в картон, затем в крафт-бумагу, на которой почтовики, конечно же, наклеили свой фирменный скотч. В общем, спасибо!

На следующей неделе представленность будет интереснее, ведь я уже получил кое-какие интересные номера. Пишите, читайте, предлагайте!

Все московские номера - подарок Евгения Магакова, одного из наиболее известных и авторитетных автомобильных реставраторов России. На Олдтаймер-Галерее Ильи Сорокина, которая завершилась 8 марта, мы с Женей встретились, и он попросил меня подойти на стенд. "Может тбя заинтересует комплект московских грузовых госов?", - спросил он. Я отнесся к этому скептически, что меня может заинтересовать по Москве 1977 года? Разве что отсутствующие желтые прицеп для нерезидентов серии "МО" и такой же желтый мотоцикл "МКА". А тут какие-то госы. "Да, Жень, спасибо, зайду позже", - ответил я и забыл про это дело. На следующий день Евгений снова напомнил о себе, ну я и решил не отказываться от довольно настойчивых просьб. Однако, когда я пришел на стенд и взглянул на номера, я слегка прифигел. Посмотрите, ничего не замечаете? Смотрите внимательней, а пока расскажу, о чем я думал, глядя на эти знаки.

В 1989 г. я познакомился с Игорем Владимировичем. Мой друг нуждался в автомобиле для перевозки литературы, а его знакомые отрядили на это дело несколько десятков тысяч рублей. Уже не помню как, но мы вышли на продавцов Нысы-522, которую благополучно и приобрели, немного заработав. Директором кооператива, который продавал "Нысу", был Игорь Владимирович. Я как раз поступил в МАДИ, и через пять лет вышел бы оттуда готовым начальником автоколонны или небольшого гаража, мастером автосервиса или, если бы повезло, попал бы на работу в "Автоэскпорт". А что, язык я знал, и если бы набор в группу "Автоэкспорта" через несколько лет осуществлялся бы, я вполне мог бы стать одним из потенциальных соискателей вакантного места. Мы, молодые первокурсники, наблюдали, как на кафедре английского эти более старшие счастливцы проходят углубленную подготовку по иностранным языкам. А пока, через несколько месяцев после покупки микроавтобуса, Игорь Владимирович предложил мне пойти к нему на работу, посулив мне, сопливому пацану, 480 рублей зарплаты (больше, чем зарабатывали мама и старший брат, который тогда учился в аспирантуре). Так я и стал начальником гаража во вновь созданной хозрасчетной организации. 

Организация была интересна тем, что большинство руководителей ранее имело отношение к МВД или КГБ. Даже те, кого набирали на должности водителей, как правило, оказывались бывшими таксистами или сотрудниками ГАИ, знакомыми руководителей. Эти люди, как ни странно, слушались меня и помогали, хотя понятно, что уровень моей компетенции был просто нулевым. Правда, у меня хорошо получалось находить и покупать в гараж по остаточной стоимости грузовики, и даже за 700 руб удалось купить Москвич-412. Большинство машин приходилось ремонтировать по месту приобретения. Покупку и последующее приведение не всегда комплектного автомобиля "в чувство" я и курировал. Никто не верил, что за стремительно дешевеющие рубли можно было приобретать технику по государственным ценам. На рынке какой-нибудь грузовик типа ГАЗ-53 можно было продать за 10 - 15 тысяч рублей, и это после покупки его по остаточной стоимости за полторы - две тысячи и приведения в божеский вид примерно за месяц. Но парадокс состоял в том, что госорганизации тогда еще не могли продавать машины частным лицам, да и в продаже кооперативам по остаточной стоимости отказывали. А наша контора имела статус госорганизации, но при этом хозрасчетной. Она могла и покупать машины, и свободно продавать их. Впрочем, мы не занимались перепродажей, а лишь набирали автомобили в автопарк. Если бы мои друзья не стали бы смеяться надо мной, называя вруном, когда я говорил, что за какие-то уже довольно смешные деньги можно купить грузовик, на которые тогда был высокий спрос, глядишь, превратился бы я в торговца автомобилями. Но я был поднят на смех. Мне сказали, что такого не бывает, хотя я мог привезти документы о покупке примерно 15 - 20 грузовиков на нашу контору для дальнейшей перевозки грузов между Москвой и Неболчами в Новгородской обл., где стоился завод. Там я, правда, никогда не был.

В то самое время на грузовые автомобили и выдавались номера серии "МКИ", затем "МКК", "МКЛ". Новые грузовики с этими номерами я видел ежедневно, ведь задвигая на учебу (а учился я на дневном) я проводил дни на автокомбинатах, следя за ремонтом купленных автомобилей и пребывая в поисках новых. Но я не замечал того, что заметил лишь на прошлой неделе. Думаю, внимательный читатель догадался сравнить шрифт цифр на переднем и заднем номере и отметить, что они разные. Да, только сейчас, имея в руке оба номера, я увидел, что на заднем номере шрифт второго типа, а на переднем цифры еще первого типа. И Женя, который сразу отметил этот факт, недаром зазывал меня посмотреть на номера. Может быть, лишь часть серии имеет такой нюанс, а номера "МКК" уже полностью изготовлены вторым шрифтом. Короче, я с благодарностью принял номера. И мне есть теперь что вспомнить, и о чем рассказать Вам сегодня. Ну а работу мне пришлось через год оставить - пошли трояки, да и парк, по сути, был набран. В моих услугах, по сути, уже не было необходимости.

В заключение я отмечу качество упаковки номеров Ленинграда и области. пришедших ко мне от коллеги по увлечению. Такой упаковке можно посвятить отдельный рассказ. Кусочек дерева под размер, небольшой, толщиной сантиметров 5, надежно предохранял номера от желания согнуть. От попаданию в весеннюю лужу номера были защищены закруткой в стретч-пленку. Упаковка почти герметичная, но и этого мало. Чтобы сотрудники почты не имели неприятных тактильных ощущений, весь этот бутерброд был завернут в картон, затем в крафт-бумагу, на которой почтовики, конечно же, наклеили свой фирменный скотч. В общем, спасибо!

На следующей неделе представленность будет интереснее, ведь я уже получил кое-какие интересные номера. Пишите, читайте, предлагайте!



Поделиться ссылкой


Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Яндекс.Метрика