sing

Электронная почта

e-mail:Contact Page

Предыдущий экспонат
Следующий экспонат

Пополнение №21 на 22 мая 2018 г.


Итак, "Вторая часть Марлезонского балета". В первой части я рассказал о знакомстве, которое переросло в просмотр коллекции и обмен. Вот о коллекции Егора я и думал, пока мы ехали на разных машинах ко мне домой для совершения обмена. Ведь вот как бывает. Человек живет в 20 минутах езды от меня, собирает номера лет 15, но стесняется мне написать. Люди! В который раз напишу. Я не страшный, не ем коллекционеров номеров, самими номерами не питаюсь, достигаю договоренностей в 80% после предложения номеров к обмену или покупке. Но почему люди, как и Егор ранее, стесняются связаться со мной, считая что у меня всё есть или стесняясь небольших размеров коллекции? Забегая вперед скажу, что и я увидел для себя много нового и интересного, и Егор пополнил знания о тех номерах, которыми обладает, при этом резко расширилась разными нужными типами и его коллекция. Почему это не случилось раньше?
Я ответил Егору на некоторые вопросы, рассказал ему о всяких нюансах, а главное, под конец просмотра коллекции и сам обалдел, увидев один из предметов. О нём я и думал, двигаясь в автомобиле. Это был советский военный мотономер, изготовленный на ГОСТовском оборудовании - наверное один из наиболее редких типов номеров СССР с начала 60-х. У меня в коллекции есть и штампованный, и нанесенный краской аналогичный знак, но они выполнялись по остаточному принципу и возможностям автослужб гарнизонов. А тут для мотономера были сделаны пуансоны, копирующие гражданские номера, и лишь небольшой завал цифры 9 свидетельствовал о том, что номер был выпущен автослужбой, а не там же, где делали гражданские номера. Такой номер я не встречал даже на фотографиях. Увидев его предпоследним из показанных Егором номеров, я выпал в осадок и активно поздравлял владельца с его обладанием. Номер серии ДХ, скорее всего, висел на каком-то ДОСААФовском мотоцикле, а как попал в коллекцию, Егор не помнит. В общем, два редких номера в коллекции, один из которых я намеревался поменять, и еще несколько десятков знаков попроще, но довольно интересных, внушали небывалый оптимизм. А еще, как оказалось, уже 7 лет у Егора хранится привезенный откуда-то с Кавказа номер серии... "ИНА"!!! Я писал уже про эти номера дважды, но не грех повторить. До позапрошлого года считалось, что основа "ИН" была закреплена за Ингушетией, но никогда не выдавалась. Не было ни номеров, ни фотоподтверждений, пока один из питерских коллекционеров не получил комплект частников серии "бИН", один из которых позже попал в мою коллекцию. Тогда это была бомба! Существование номеров основы "ИН" было подтверждено впервые в истории. Затем другой товарищ по увлечению смог разработать контакт, и из закромов какого-то отдела ГАИ выползли, сверкая чуть поржавевшими боками, легковые госы серии "ИНБ", частники "в" и "гИН". Это была вторая бомба - оказывается, существовали и легковые госы, а частников было аж три - четыре серии! Куда всё это делось??? Видимо, было уничтожено при появлении номеров российского стандарта. Так вот, у Егора номер серии "ИНА" хранился с 2011 года! И если бы мы познакомились ранее, эта мега-находка стала бы достоянием общественности не сейчас, когда ей уже никого не удивить, а существенно раньше. Я бы, увидев это годом ранее, наверное, прыгал бы так сильно, что опасаюсь за крышу гаража Егора, о чем ему сразу и сказал. Чего только не увидишь в коллекциях! И это еще одно, очередное подтверждение моего тезиса, что надо собирать информацию, которая может казаться совсем неважной. 

Прибыв ко мне, мы слегка осмотрели коллекцию, и начали меняться. Что это был за обмен! Выездные транзиты, советские частники и госы были мелкой разменной монетой. Роль забытых денежек и полушек (если кто не помнит, это монеты в 1/4 и 1/2 копейки дореволюционной чеканки) исполняли мотоциклетные и тракторные номера. Нормальными номерами, рассматривавшимися для участия в обмене, были советские и российские дипломаты, номера 1946 г, знаки "ТИТ", АЗЛК и Проба, но все же большую часть обмена составили любезно предоставленные Егором знаки серий, часть из них шла в обмен на уже имеющиеся у меня номера тех же серий. Поэтому общее число в 47 (!!!) знаков, обмен по которым в результате состоялся, не должно ввозить в заблуждение. Все же основное число номеров в коллекции уже было представлено и лишь улучшилось по качеству. Это крупнейший обмен и разовый приход за последние несколько лет, я даже не припомню ничего аналогичного. Вспоминается лишь поездка в Латвию более 5 лет назад, когда латвийские коллеги любезно возили меня знакомится со пожилыми легендарными реставраторами, и у одного из них я зашел в гараж, найдя взаимопонимание в номерных вопросах. Правда, из 47 номеров штук 6 уйдут одному из коллег по увлечению, с кем удалось быстро связаться, понимая его интересы. Надеюсь, его пульс не сильно участится или давление не слишком поднимется, когда мы встретимся, и я передам ему его номера. А дальше его руки не будут трястись, когда он будет делать фотосессию. Ведь выронить парочку номеров в окошко вполне реально.
Что же, на сегодня закончим, ведь у моего Марлезонского балета будет третья часть. Продолжение следует!


Предыдущий экспонат
Следующий экспонат

Поделиться ссылкой


Комментарии (1)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Яндекс.Метрика