sing

Электронная почта

e-mail:Contact Page


Пополнение №15 на 15 августа 2020 г.


История номерных знаков часто отражает различные политические изменения или установления. Образовалось новое государство на карте мира - высока вероятность, что одним из первых проявлений суверенитета будут номера с символикой новой страны на автомобилях. Непризнанные государства, отдельные территории обогащают различными артефактами историю, пусть и недолгого своего сущестования в рамках изменившегося политического устройства. Кто помнит сейчас про государство Катанга, существовавшее в Африке в начале 60-х? Думаю, что никто, кроме нумизматов, гоняющихся за монетами этой территории с недолгой историей, да коллекционеры номеров... 
Одним из номерных артефактов недавнего прошлого являются выдающиеся благодаря своей политической роли знаки Военных миссий связи в Германии. Большинство исследователей и коллекционеров относят такие номера к "военным дипломатическим". Больше такого симбиоза, наверное, не было в истории номерной науки. Миссий не стало в 1990 году, их существование уже являлось отчасти пережитком первого послевоенного времени, а номерные знаки их остались в истории. Теперь представитель их появился у меня в коллекции. Но давайте все же разберемся, что это были за Миссии?

Военные миссии связи были созданы в соответствии со статьей 2 Соглашения СССР, США, Великобритании и временного правительства Франции “О контрольном механизме в Германии”. После капитуляции Германия была разделена на четыре оккупационные зоны: советскую, американскую, британскую и французскую, и при каждом главнокомандующем в его зоне оккупации состояли военные, военно-морские и военно-воздушные представители трех других главнокомандующих. Они поддерживали контакты между аккредитующей страной и своим командованием для координации действий по выполнению решений Ялтинской и Потсдамской Конференций, решения споров, которые могли возникнуть при взаимодействии войск, получении репараций или при обнаружении граждан своей страны в чужой зоне оккупации.

Члены миссий (их было немного, например при штабе ГСВГ в 1964 г. было аккредитовано 14 офицеров США) обладали полной дипломатической неприкосновенностью, каковой также обладали их офисы и транспортные средства. А для выделения автомобилей были придуманы особые регистрационные знаки. С одной стороны дипломатов всегда было принято как-то выделять, чтобы не шмальнуть ненароком, а с другой - к концу 40-х уже стало ясно, что бывшие союзники разошлись по разным дорожкам, и в деятельности миссий преобладающим стал... шпионаж! Офицеры могли ездить по территории другого государства, за исключением закрытых ареалов воинских частей, а в закрытые районы могли приезжать, подав прошение, которое рассматривалось от 24 до 72 часов. Список закрытых районов постоянно расширялся, на борьбу с миссионерами ориентировался весь личный состав войск сопредельных территорий. Солдатам раздавались методички, в гарнизонах вешались плакаты - как опознать автомобиль иностранной военной миссии, что записать и кому немедля позвонить. Если машина была замечена на чужой запрещенной территории, её следовало блокировать, вызывать представителей командования, а дальше шел нелицеприятный разбор полетов и обмен дипломатическими нотами, что не улучшало отношений. И тем не менее все понимали, что такой механизм был удобным для надзора за деятельностью другой стороны. Существует даже мнение, что во время Холодной войны СССР позволял за собой следить довольно сильно, чтобы в самых верхах Запада понимали, что никто к захвату территории ФРГ не готовится. Это даже в самые сложные моменты истории вносило вклад в предотвращение войны.
Естественным стало противодействие поездкам военных миссий связи в разведывательных целях. Нарушение иммунитета членов миссий как в западных, так и в советской зоне оккупации происходило часто. Военных миссионеров задерживали повсеместно у военных объектов и вдали от них. Ответом становилось как расширение зон, запретных для посещения членами миссий, так и бюрократические проволочки с разрешениями на въезд в определенные закрытые районы, делавшие невозможной оперативную работу членов миссий. Сотрудники миссий стали разведчиками, которым был официально разрешен (!) проезд по “вражеской” территории, хотя и с ограничениями. В связи с этим происходили инциденты, связанные с задержанием сотрудников миссий, а иногда и с более тяжкими последствиями. Несколько офицеров миссий разных стран погибло в ходе инцидентов.
Но в целом, миссии потихоньку добывали военные секреты на чужой территории, следили за новой техникой, перемещением войск, а потому машины их были особенными - внешне неприметными, но с мощными двигателями, проходимыми. К концу 70-х почти все иностраные миссионеры использовали Мерседесы G-класса, а советские могли позволить себе лишь недорогие Опели. Хром на машинах закрашивался, и только яркими номерами, которая выдавал страна аккредитации, можно было хоть как-то выделить автомобили, часто покрашенные в цвет хаки. Правда, номера зимой оказывались заляпаны снегом, а дорожная пыль ГДР сильно помогала нашим потенциальным противникам, смазывавшим номера жирной тряпкой перед въездом туда со своими шпионскими целями.
Ноерные знаки автомобилей миссий получили изображение флага страны во второй половине 50-х. Сами номера менялись неоднократно. Советская сторона выдавала номера с английским, американским и французским флагами, а мы получали от трех стран знаки, имевшие близкий дизайн, но отличавшиеся в деталях. В конце 80-х английская военная миссия при ГСВГ имела номерные знаки от 1 до 15 включительно, американская – от 20 до 29, а французская от 30 до 38. Советские миссии связи имели разные диапазоны нумерации в каждой из трех оккупационных зон от 1 примерно до 70, но части номеров не было задействовано, так как число аккредитованных офицеров было меньше, чем отведенный диапазон номеров для их автомобилей. Первый номер получал автомобиль начальника советской миссии связи при командовании армии США. Технология изготовления номеров также менялась. От советских рисованных номеров в конце 80-х перешли к наклейкам прозрачной пленки с цифрами и флагами Британии, Франции или США и названием миссии на окрашенную пластину, а выдаваемые советским миссиям номера со временем стали световозвращающими, а в самом конце 80-х в британской и французской миссиях даже имели штампованную надпись. Существовало несколько менявшихся дизайнов таких номеров, которые позволяют отнести их к разному временному периоду. Один из поздних знаков, полученных советской миссией от американцев, теперь есть и в моей коллекции, за что спасибо его дарителю - бывшему сотруднику миссии! Думаю, что рассказа об одном этом номере достаточно, чтобы лишь его сегодня и представить на фотографии. А остальные номера, появившиеся на неделе, подождут следующей субботы.



Поделиться ссылкой


Комментарии:

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Яндекс.Метрика