sing

Электронная почта

e-mail:Contact Page


Пополнение №24 на 31 октября 2020 г.

Теги: 52 Нижегородская обл.

Мерный ход становящихся скучноватыми отчетов о пополнении коллекции в этот раз прервется рассказом о небольшом путешествии автора - конечно же, за номерами. Но этот рассказ стоит начать с предисловия.

В узком мире коллекционеров номерных знаков есть два наиболее известных места знакового расположения советских номеров. Важнейшим, по моему мнению, является стена из номерных знаков в поселке Ванк непризнанного государства Нагорный Карабах, где в начале 90-х годов, демонстрируя атрибуты самопровозглашенного суверенитета, ввели номера основы "НК", заменяя ими знаки Азербайджанской ССР, которые выдавались там по региональной принадлежности. Номера Нагорного Карабаха основы "НК" дублировали такие же знаки, официально выдававшиеся в качестве выездных в Литве. У меня в коллекции нет номера оттуда. Однажды, лет пять назад, один из читателей обнадежил, было, обещанием раздобыть такой номерок, но не смог договориться с владельцем. Больше оказии не было, а в текущей ситуации - наверняка в ближайшее время и не будет. Так вот, множество оставшихся на складах местного ГАИ невыданных номеров основ, закрепленных за Азербайджанской ССР, были размещены на одной из стен в городской черте, образуя сплошной ковер длиной с десяток метров и высотой с человеческий рост. Стена из номеров будоражила воображение коллекционеров, и пара человек совершила длительные вояжи, дабы запечатлеть этот выходящий из рамок обыденности факт, попутно получая несколько номеров в коллекцию.
Вторым знаковым местом является одно из сел бывшей Грузинской ССР (насколько помню, в Абхазии), где из советских номеров была сделана изгородь. Правда, при этом номера приделывали вертикально к проволоке, натянутой горизонтально, для чего края номеров изгибали под 180 градусов. Так знаки и держались довольно долго. Открыл это месторождение один из коллекционеров, он же и привез более десятка номеров, вызволенных из своеобразного плена. Один такой номер с характерными следами на краях хранится и в моей коллекции. Потом место посетило еще несколько коллег.
Буквально на днях к этим двум местам добавилось третье - окрестности одной деревеньки, рядом с которой была ИТК, в которой производились номера. Бракованная или просто невостребованная продукция в виде номеров разошлась по сараям сельчан. Это место открыли два коллеги по увлечению, я о нём, вероятно, еще смогу рассказать подробнее.
К этим знаковым местам я причисляю и место, существенно менее известное, но находящееся в лучшей доступности. Когда я узнал о нём больше года назад, у меня сразу засвербило в одном месте. Как-то друзья прислали фото со столбом, украшенным со всех сторон номерными знаками. Стоял он в городе Чкаловске Нижегородской обл. Всего 600 км от моего дома, и можно было бы расширить коллекцию частником Талды-Курганской обл. Казахской ССР, а еще и казахским номером этого региона серии "V", которого у меня тоже не было. Напомню, что на номерах Казахстана первого национального стандарта региональная привязка производилась первой буквой номерного знака. Так, в Алма-Ате номера начинались на "А", а, к примеру, в Павлодарской обл. - на "S". Я стараюсь собирать эти номера по буквенным сериям, и наиболее редкими являются W (Тургайская обл.) и V. 
На этой неделе я решил совместить несколько дел в Нижнем Новгороде, одним из которых было посещение Чкаловска и попытка найти хозяина столба, и отправился в путешествие. Выехав в воскресенье в 6 утра и пулей проскочив Балашиху, я довольно быстро, часов за 6, добрался до Нижнего, где встретился с друзьями. Благо, Горьковка в выходные не загружена, и на большинстве мест трассы закончены ремонты. Дорога в целом не была напряжной, правда количество передвижных постов контроля скорости в Нижегородской обл. оставляет далеко позади даже Московскую. Впрочем, не нужно гнать, безопасность дороже.
В понедельник мы решили поехать в Чкаловск, до которого было порядка 110 км. Мы стартовали, предварительно наведя справки о местоположении нужного столбика. Оказалось, что он расположен у музея Чкалова. Я привез с собой отличную, хотя и довольно холодную погоду. Порадовала и сухая дорога, и солнце, и пейзажи за окном пустынных и хороших по качеству дорог, по которым было приятно ехать. Можно немного придраться к последним девяти км маршрута, когда от Карабасихи до Чкаловска дорога местного значения имеет довольно старый асфальт, но все ямки заделаны, и покрытие уж не меньше, чем на четыре с минусом. Откровенно говоря, давно я не получал такого удовольствия от вождения. Ловил себя на мысли, что даже если с номерами не выгорит, я не пожалею об этом путешествии.   
И вот, мы у цели. Мемориальный музей В.П. Чкалова находится на берегу Горьковского водохранилища. Прямо за ним, если подойти к набережной, и находится нужный нам столб. К нему я сразу и побежал.

Все интересующие номера на месте, в багажнике лежит несколько номеров, привезенных на обмен. Теперь надо найти хозяев. Выяснилось, что в музей мы не попадем - в понедельник он закрыт. А именно там и следовало бы начать искать хозяина номеров. Но нет таких преград, перед которыми останавливались бы большевики! Мой товарищ лихо завернул во двор музея, и найдя там открытую дверь, набрел на сотрудника, а тот, узнав о цели приезда, позвал кого-то из начальства. Приезд людей с такой странной миссией сначала обескуражил хранителей музея, которых вокруг меня собралось аж четверо. С удовольствием рассказал о коллекции, и найдя сочувствие в глазах, предложил поменяться двумя номерами со столба. Спросил, конечно же, и об истории, давно ли пришла в голову идея выставить такой столбик, и откуда столько номеров. Оказалось, когда-то музею было передано соседнее здание бывшего отделения ГАИ. Там и были найдены номера, теперь висящие на столбе. И тут кто-то вспомнил, что этих номеров была целая коробка, и на столбе только часть из них!
"При виде лошади цыгане оживились", - именно так можно было описать состояние меня и моего друга Алексея, который уже неоднократно помогал мне в поисках номеров. Радушные сотрудники довольно быстро нашли коробку в кладовых, и я начал раскладывать на асфальте то богатство, которому не нашлось места на столбе.

 

Там оказалось несколько совершенно новых мотоциклетных номеров разных серий, второй советский талды-курганец из пары, ну и мне было позволено заменить номера на столбе привезенными. Наглеть я не стал. Выбрал несколько мотоциклетных, один тракторный (причем оказалось, что его серия за Горьковской обл. в известных интернет-источниках не фигурирует, значит и с этой точки зрения небольшая победа), и, конечно же, оба ТК и один V. Для демонтажа номеров нашелся сразу же шуруповерт, это не отняло много времени.

Итого я мог увезти с собой чуть меньше десятка номеров! Сотрудники музея настолько ко мне прониклись, что отказались от денег, предложив взамен посетить музей. Да разумеется, я бы его посетил, но выходной и отсутствие эскурсоводов помешали этой затее. А музей того стоит. Об этом говорит и неравнодушие людей, с которыми удалось кратко пообщаться, и здание, явно построенное до войны или в первое послевоенное время для создания музея. Теперь хочется как-то еще раз поехать в Чкаловск - только теперь не к номерам, а к людям! А столб остался без изменений, ну почти.


Обратная дорога проходила по другой трассе - через автодорогу по дамбе водохранилища, Городец и новую, открытую меньше недели назад развязку на подъезде к Нижнему Новгороду. Старейший город Нижегородской области Городец всего на несколько лет младше Москвы. К сожалению, мы не смогли остановится в нем, т.к. не знали, что именно стоит посмотреть, да и КОВИД не дает возможности свободно перемещаться и контактировать с большим числом людей. Но думаю, что-то интересное там тоже нашлось бы. А пока я снова ощущал давно забытое и уже невозможное в Москве и области ощущение радости от вождения. Номера позвякивали в багажнике и грели душу. Уже вечером я раскладывал их для мойки и фотографирования у себя дома.


Итак, можно подвести краткие итоги. Из белых частников Казахской ССР, если не считать эксклюзивы и серии, упоминаемые в документах, но не имеющие даже фотоподтверждений, после обретения "ТК" осталось найти основу "КТ" Кокчетавской обл. Где-то за горизонтом маячит еще "мША" и несколько редких выездных серий. Горьковская обл. пополнилась новыми сериями - "ГТ" тракторов обр. 1965 г. и мотоциклетным 1958 г. основы "ГВ", которого, оказывается, у меня не было. Мотономер "ГОР" останется в коллекции, улучшив состояние знака этой основы, а "ГОН" приготовлен в подарок одному ветерану службы. Что касается "ТК", второй номер пойдет в обмен, а знак "V" оказался интересен еще и тем, что принадлежит к числу самых ранних исполнений Казахстана, не имеет световозвращающего покрытия и клейм производителя LATON на обратной стороне номера. Такие номера мне попадались до этого два раза, но состояние их было, мягко говоря, посредственным. А этот, видимо, был привезен в Нижний Новгород сразу после своей выдачи. Теперь он останется в коллекции еще и как лучший представитель такого исполнения казахстанских номеров. А главное, с несколькоми номерами теперь связана еще и особая история поисков, что я люблю не меньше, чем сам результат.
Это не все номера, привезенные мною из путешествия, ведь еще и Алексей одарил меня несколькими знаками. Но о них я расскажу в следующий раз.



Поделиться ссылкой


Комментарии:

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Яндекс.Метрика